Достопримечательности

30.jpg

Счетчики



Партнеры

Moretourov Тепловентиляторы delonghi в Туле купить delonghi hvy1030 в Туле.

Африканский альбом

Европеец... может увидеть Африку такой, какой она была тысячи лет тому назад... Но он должен одинаково закалить и свое тело, и свой дух: тело - чтобы не бояться жары пустынь и сырости болот, возможных ран, возможных голодовок; дух - чтобы... принять новый мир, столь непохожий на наш, огромным, ужасным и дивно-прекрасным.
Николай Гумилев. Африканская охота




Такие разные африканцы
Мы с моим другом Ренатом Вальтером проехали с юга на север, от ЮАР до Кении, двадцать две тысячи километров. Посетили Намибию, Ботсвану, Зимбабве, Замбию, Танзанию, Мозамбик... Заехали даже в Конго - бывший Заир, но вовремя встретили летчиков - наших соотечественников. Те, повертев пальцем у виска, назвали нас камикадзе и посоветовали поскорее уносить отсюда ноги, даже охрану предложили. В Конго сейчас война. Страна разделена на два лагеря - правительственный и партизанский. Так как мы въехали со стороны партизанского, у нас могли быть крупные неприятности с властями. Здесь даже слово "Заир" - и то нельзя произносить без опаски. А в остальном путешествие прошло спокойно. Хотя задуманный маршрут полностью не выполнен, я все равно доволен. Это одна из самых ярких моих поездок, и впечатлений хватит надолго. 

Передвигались мы в основном на обыкновенных автобусах. Проехали на них примерно половину всего пути. Там, где автобусов не было, нанимали машины. 

Что я увидел в Африке? Потрясающей красоты природу и - по контрасту - невероятно тяжелую жизнь африканцев, занятых ежедневным изнурительным трудом. Особенно бедно живут в Мозамбике. Тем не менее я попытался показать Африку с хорошей стороны (разумеется, светлая грань есть у всего!), и мои снимки - тому доказательство. 

На Черном континенте безумно тяжело фотографировать. Жители глухих деревушек отродясь не видели фотоаппаратов и с большим недоверием относятся к съемкам. Им кажется, что "страшная" техника может отобрать у них душу. Поэтому каждый раз мне приходилось хитрить: я давал кому-нибудь из детей в руки камеру и просил нажать на кнопку. Срабатывала вспышка - все приходили в восторг. Тогда я просил направить объектив на меня и щелкнуть. После этого сфотографировать остальных было уже делом техники. 

Кстати, самые приветливые и дружелюбные люди - именно в деревнях и маленьких городках. Они проще, отзывчивей. А вот жители мегаполисов, как оказалось, испорчены цивилизацией. Горожане научились спекулировать на местной экзотике и назойливо предлагают иностранцам свои услуги в качестве гидов и проводников. 

Представители некоторых "знаменитых" племен тоже не прочь подзаработать на своей популярности у белых исследователей африканской культуры. Танзанийские масаи, например, ходят разукрашенные по улочкам, охотно позируют перед камерой, а потом требуют денег. С подобными вымогателями мы расплачивались "мавродиками" - лет десять назад в нашей стране выпускали такие купоны. Масай, со всех сторон разглядывая и едва ли не обнюхивая диковинную бумажку, деловито осведомлялся о ее стоимости. Услышав, что купюра может заменить пять долларов, он отходил вполне довольный. Мы же спокойно следовали дальше. Совесть меня нисколько не мучила: считаю, что обмануть такого беззастенчивого стяжателя сам бог велел. 

Когда-то у зулусов была сильная государственность, и колонизаторы долго не могли покорить их. Объединить племена сумел знаменитый вождь Чака в начале XIX века. Благодаря его усилиям африканцы смогли дать отпор завоевателям, противопоставив огнестрельному оружию лишь луки да стрелы. Чака погиб в одном из сражений, но даже после его смерти в течение двадцати лет зулусы оставались непокоренными. Отголоском этих событий стала моя словесная стычка с одним американцем у водопада Виктория в Зимбабве. 

 

Находка Ливингстона

Территория вокруг водопада Виктория огорожена; желающие полюбоваться грандиозным зрелищем обязаны за это удовольствие заплатить. Африканцы ревностно охраняют источники своих доходов и безжалостно отлавливают нарушителей. Весьма ограниченные в средствах, мы с приятелем были поставлены в почти безвыходное положение. Но оказаться в двух шагах от чуда и не увидеть его?! Такого мы себе никогда бы не простили! И потому, пройдя около километра в сторону от главного входа, мы с Ренатом решительно перемахнули через ограждение... Выйдя на дорожку, почувствовали себя спокойней и, напустив на себя независимый вид, двинулись к грохочущему водопаду. 

Мы попали в сезон, когда Замбези не была полноводной и шум знаменитого африканского водопада, одного из крупнейших в мире, уступал по мощности, скажем, Игуасу в Южной Америке, где за 6-7 километров все вокруг гудит. Виктория в сезон дождей тоже, конечно, сотрясает землю, поднимая высокую плотную завесу из водяных брызг. Увидеть водопад в таком случае можно только с вертолета. Мне повезло - я сфотографировал Викторию во всей ее неописуемой красе. 

Лавина воды - сплошная пенисто-шипучая масса, обрушиваясь сверху, устремлялась в длинное скалистое ущелье. Неподалеку от ревущего потока стоит памятник Давиду Ливингстону - шотландскому путешественнику, миссионеру и первооткрывателю, увековечившему имя английской королевы Виктории. К ужасу своих друзей-туземцев он рискнул приблизиться к страшному "гремящему пару": подплыв на лодке к маленькому островку на краю водопада, Ливингстон заглянул вниз. Позже он писал: "Это было самое чудесное зрелище, виденное мной когда-либо в Африке. Когда смотришь в глубь расселины, не видишь ничего, кроме густого белого облака, на котором сверкают две яркие радуги. От облака поднимался столб водной пыли на 200 или 300 футов вверх, там он принимал окраску густого темного дыма и падал вниз проливным дождем, от которого мы промокли до костей". 

Своим поступком Ливингстон заслужил еще большее почтение со стороны африканцев, которым суеверный страх не позволял подойти к низвергающейся в бездну Замбези. У памятника Ливингстону мы повстречали американцев, судя по виду- "денежных мешков". "Отсюда стартовала цивилизация", - с пафосом произнес один из них. Я его поправил: "Отсюда стартовала колонизация". Американцы, нахмурившись, отошли, мы - на всякий случай - тоже не стали задерживаться. Но по сути я был прав: сам того не желая, миссионер Давид Ливингстон в середине позапрошлого столетия открыл дорогу в Африку жадным до наживы европейцам. 

Черные, белые и "рашен"

Отношения черных и белых - очень важная деталь общественного устройства на африканском континенте. В ЮАР эти отношения обострены до крайности. Мне хотелось убедиться в этом самому, и я начал свое путешествие именно оттуда. Увиденное превзошло все ожидания. В Йоханнесбурге белые не рискуют ходить по центру города - только ездят на авто, а в основном предпочитают сидеть дома.

Власть находится якобы в руках черных, но на самом деле политика проводится для белых, иначе сильные мира сего это правительство сместят. Средства всегда найдутся. Я понял, что ЮАР - это мировая фикция. И только там испытал к себе пренебрежительное отношение как к русскому.

Ни в одной другой африканской стране такого нет. Куда бы мы ни приезжали, нас везде встречали приветливо. Русских в Африке мало, но рассказы о России распространились по всему континенту, ведь очень много африканцев училось у нас. Теперь почти все они занимают видные государственные посты и с удовольствием вспоминают годы учебы. Слово "рашен" всегда вызывает доброжелательную улыбку, по-африкански ослепительную.

В Зимбабве, в городе Булавайо, мы познакомились с молодым врачом по фамилии Иванов. У меня вообще редкостный нюх на соотечественников. Куда бы мы ни приехали, я всегда отыскиваю россиянина. Так и здесь. Мы остановились в отеле, и я тут же стал выяснять, нет ли в городе русских. Мне сказали, что один вроде есть. Я нашел его номер телефона, и через полчаса русский доктор "Иванофф" уже был у нас. Ему 28 лет, он очень симпатичный - настоящий интеллигент! Именно благодаря таким людям африканцы с уважением относятся к России. Вместе с доктором Ивановым мы посетили национальный парк Матопос.

Райские кущи по-африкански

Национальные парки - эти особая тема. Огромные территории огорожены, и звери живут там, как в раю. О рае я вспомнил не случайно. Как в библейских рассказах, животные приходят на водопой, мирно соседствуя друг с другом: зебры, слоны, носороги, розовые фламинго, страусы - никто их не тревожит. Сцен охоты я не наблюдал. "Мы с тобой одной крови - ты и я" - эти слова Киплинга, ставшие символом "родственного" отношения к живой природе, вполне применимы и здесь.

Но удовольствие наблюдать диких животных "на воле" очень дорого стоит. За один день поездки с гидом на арендованной машине нужно заплатить 100 долларов. Причем машину и гида нужно брать обязательно. Пешему туристу грозят крупные неприятности. Сами африканцы в свои парки не заглядывают: хоть плата и ниже, чем для белых, - все равно не по карману. Они лишь обслуживают туристов. Мы тоже не могли себе позволить купить билет и придумали вот что: просили кого-нибудь на машине взять нас с собой за небольшую плату. Как правило, люди охотно соглашались.

Африканцы - служители парков - разъезжают по своим владениям на велосипедах. Инструкция предписывает им в случае нападения какого-либо хищника, например льва, первым делом швырнуть ему в морду велосипед, после чего с возможной скоростью влезть на дерево, где и дожидаться помощи.

Поверьте, основания для составления такой инструкции (которая, возможно, показалась вам забавной) были вполне серьезными. За один только год администрации танзанийского национального парка "Нгоро -Нгоро" пришлось сменить 17 велосипедов для своих сотрудников...

А вот на туристов, прячущихся за стеклами автомобилей, львы почти не реагируют. Зевая и потягиваясь, они неспешно скрываются в зарослях, вызывая всеобщее разочарование.

Был, правда, один случаи с посетителем, который как курьез рассказывают приезжающим. Открытый "джип", в котором ехал европеец, неожиданно обогнало стадо буйволов: животные спасались от компании львов, вздумавших поохотиться. Молодой хищник, бежавший последним, не рассчитал траекторию и со всего маху запрыгнул на машину туриста. Тот, обнаружив на сидении рядом с собой осклабившегося зверя, от ужаса выпустил из рук руль; машина начала петлять. Турист в панике выскочил из кабины, а лев поехал дальше. Вскоре машина врезалась в дерево. Хищник, видимо не желая оставаться без добычи, стащил с сиденья подушку и, вцепившись в нее зубами, кинулся догонять своих...

Красота африканской природы не может оставить равнодушным. В каждой стране есть свое удивительное и неповторимое. В ЮАР, например, - мыс Доброй Надежды, где на сотни километров раскинулись поля с благоухающими цветущими кустарниками; незабываемые Драконовы горы. В Намибии - мыс Кросс с тысячами морских котиков на берегу, потрясающей красоты пустыня Намиб с нагромождениями остроконечных камней, причудливыми термитниками в 2-3 метра высотой. Дельта реки Окованго в Ботсване, величественная Замбези, озеро Виктория... Две тысячи фотографий - вот мои "живые" воспоминания о прекрасной и все еще загадочной Африке. И лишь один ее символ - гора Килиманджаро - останется только в моей памяти...

 

Бесценные снега Килиманджаро

Дело было так. В Лусаке, столице Замбии, мы встретили группу российских путешественников, которые ехали автостопом - в отличие от нас, с севера на юг. 

Ребята рассказали нам, как можно бесплатно побывать на Килиманджаро - красивейший вулкан находится на территории национального парка и, следовательно, так просто к нему не подойдешь. На прощание ребята подарили нам очень подробную карту - со всеми деревушками и контрольными постами. 

Вскоре мы прибыли в Танзанию. Эта страна с ее пестрым населением - причудливое переплетение всевозможных языков, культур и религий. Здесь можно увидеть всю Азию - арабов, индийцев, китайцев. Все стремятся в эту африканскую Мекку. На территории Танзании находится высочайшая вершина Черного континента - вулкан Килиманджаро. Помните, у Хемингуэя: "...там, впереди, он увидел заслоняющую все перед глазами, заслоняющую весь мир, громадную, уходящую ввысь, немыслимо белую под солнцем, квадратную вершину Килиманджаро. И тогда он понял, что это и есть то место, куда он держит путь..." 

Друг мой Ренат уехал на Рождество домой. Имея в руках карту, я решил покорить Килиманджаро в одиночку. Посещение горы с проводником в течение шестидневной поездки стоит шестьсот долларов. Такой "высоты" мне было, конечно, не одолеть... 

Ребята-автостопщики - наша российская голь, которая на выдумки хитра, - подсказали, как быть. Гора охраняется только с юга. Если же обойти ее с севера, со стороны Кении, то можно безбоязненно карабкаться по труднодоступному склону, подниматься по которому "нормальному" человеку и в голову не придет. Так я и сделал: удачно миновав все заставы, подошел к подножию вулкана с севера и начал восхождение. Никакого специального альпинистского снаряжения у меня с собой не было, только самые обычные ботинки - правда, на толстой подошве - и теплая куртка. 

В долине стояла жара, но чем выше я поднимался, тем холоднее становилось. Дул резкий ветер, было пасмурно - с погодой мне явно не повезло. Начало января - не лучший месяц для подобных восхождений. Более благоприятные месяцы - октябрь-ноябрь. Увы, я опоздал из-за задержки виз. 

Тем временем температура упала до минусовой - я добрался до снегов. Оставив позади голые скалы, еще с километр карабкался по заснеженному склону. 

Человеку, не занимавшемуся альпинизмом, это, возможно, ни о чем не говорит. Между тем километр на пятитысячной высоте - это огромное напряжение сил, терпение на грани жизни и смерти. Однако то, что я увидел, преодолев 5895 метров, стоило любых усилий. 

Снега Килиманджаро - нечто потрясающее. Это совершенно особый мир и ни с чем не сравнимые ощущения. Тот, кто увидел красоту Земли с такой высоты, уже не может назвать себя простым смертным. 

Я миновал огромный, покрытый ледяной коркой кратер и подошел к южному пологому склону. На высоте 3400 метров догнал группy туристов, спускающихся с вершины. В надежде остаться незамеченным пристроился к ним. Но на первой же заставе чернокожие проводники меня выдали. Для африканцев поймать белою "зайца" - особый шик, и они это делают с завидным рвением. По закону мне грозила тюрьма. Два дня меня держали в полиции: "Заплатишь, тогда отпустим". Я же горячо разуверял охранников, что поднимался на вершину. Мне, конечно, не поверили, но, убедившись, что денег у меня действительно нет, выпустили. Отобрав мое журналистское удостоверение и пригрозив, что сообщат куда следует, блюстители закона безжалостно засветили семь отснятых фотопленок. 

Так вулкан Килиманджаро превратился в мое личное - хотя и бесценное! - воспоминание... 

...Путешествие подошло к концу. Девять крупных и шесть маленьких (Уганда, Руанда, Бурунди, Малави, Лесото, Свазиленд) стран. Как в калейдоскопе - лица, города, дороги... 

И все же я не говорю Африке "Прощай", я говорю ей "До свидания!". 

Владимир Снатенков